Не родись красивой, а родись счастливой!

Вика всегда слыла первой красавицей в городе. В садике взрослые умилялись, глядя на огромные васильковые глаза и чудесную улыбку с ямочками на щеках. Поэтому, когда в школе на Вику обратил внимание самый красивый старшеклассник, она восприняла это как должное.

 
Первая любовь

А как же больно дёргали её за косички все мальчишки без исключения, но время шло, и вскоре эти мальчишки стали бегать за ней, но не для того, чтобы за волосы дёрнуть, а чтобы портфель до дому донести. Поэтому, когда в школе на Вику обратил внимание самый красивый старшеклассник, она восприняла это как должное.

Серёжа был красивым мальчиком, спортсменом, капитаном местной футбольной команды. С кучей поклонниц и даже фанаток. Вика не удивилась, увидев его однажды возле школы – ожидающим её с уроков. Она подошла и улыбнулась своей обезоруживающей улыбкой, приняв от молодого человека в подарок – красную розу.

– Давай теперь я буду провожать тебя до дома, – не то спросил, не то скомандовал новый ухажёр.

Вика лишь пожала плечами и, загадочно улыбаясь, пошла в сторону дома, абсолютно уверенная, что Сергей идёт следом.

В Сергея она влюбилась бесповоротно, как только могут любить в четырнадцать лет. Вика думала, что вот теперь она точно самая счастливая, ведь любовь была взаимной. Сергей совершал ради неё сумасшедшие поступки. То на соседнем доме выведет огромными буквами признание в любви, всю ночь проведя в снаряжении скалолаза и измазавшись яркой краской. То оркестр на последние деньги приведёт под окна Вике, чтобы тот безостановочно играл все известные песни о любви. Соседи ругались, а девочка наслаждалась музыкой и поступком любимого.

Но только и у этой любви была оборотная сторона.

Вика с размаху бросила новый телефон об стену.

– Как же мне всё это надоело! – крикнула она со злостью, закрыв руками залитое слезами лицо.

Подруга погладила девушку по плечу:

– Ну чего ты? Опять с Серёжей поссорилась? Что на этот раз-то?

Вика всхлипнула и прошептала, не отнимая ладоней от лица:

– Мне надоела, надоела его дикая ревность! Я, что, теперь даже мимо столба должна с опаской проходить? – Вика вдруг выпрямилась и взглянула подруге в глаза, – ну чего он ревнует меня к каждому встречному? Я хоть раз давала ему повод?

Подруга Лена пожала плечами, отводя взгляд.

– Ну, знаешь, ты тоже порой такие истерики ему закатываешь…. Мне иногда кажется, что вы специально это делаете, чтобы не скучно было.

Вика раздражённо скинула с плеч руки Лены и выскочила из комнаты, хлопнув дверью. Подруге оставалось тихо уйти, попрощавшись с мамой Вики, которая встревоженно глядела ей вслед.

Ревность молодых людей была порой сравнима со стихийным бедствием

Ревность молодых людей была порой сравнима со стихийным бедствием. Причиной вспышки могла стать даже невинная улыбка, адресованная постороннему. Все друзья пары уже твёрдо знали, что все фривольные замечания лучше держать при себе, и в компании даже самых близких друзей такое в отношении Вики и Сергея было недопустимо, потому что могло спровоцировать дикий скандал. Но стоило им немного остыть, как они тут же мирились, и столь же бурно, как ссорились.

Во всём остальном царила полная идиллия: Вика была несомненным лидером и всё делалось так, как ей хотелось. Сергей потакал любым капризам девушки и отмахивался от шуток друзей, которые насмешливо называли его «подтапочником».

Вскоре Серёже пришла повестка в армию: пышные проводы, дружная компания и слёзы Вики на плече. Впереди лишь новые испытания. Он тяжело переносил расставание, как и Вика. Они часто созванивались, Сергей просил друзей присматривать за девушкой. Несмотря на всю свою любовь, он так и не научился ей полностью доверять.

Его опасения не были безосновательны. Вика и так считалась красавицей, а в шестнадцать выглядела настоящей королевой красоты, и у неё по-прежнему была масса поклонников. Но она ни на кого не смотрела, все мысли занимал только Сергей, только их полуночные звонки и давно обговорённое совместное будущее.

На второй год службы Сергей стал звонить реже. Вика терялась в догадках, что могло произойти, и в одном из их ночных разговоров парень признался, что его и ещё нескольких парней в роте задирают кавказцы, а телефон его они отняли. Позже Сережа пожалел о своём признании, потому что теперь Вика места себе не находила каждый раз, когда не могла дозвониться до любимого, или же когда он долго не звонил.

Отслужив, Сергей, наконец, вернулся. В день приезда Вика, как и его семья, были настолько счастливы, что не сразу заметили в нём резкие перемены.

– Серёж, чего такой хмурый, а? – Вика прижалась к парню и заглянула ему в глаза. Сергей улыбнулся ободряюще и ответил:

– Да ладно, что ты придумываешь. Я пойду, меня ребята зовут.

Вика обиженно отвернулась.

– Ну, опять ты пьянствовать будешь! Сколько можно праздновать своё возвращение, уже месяц не просыхаешь, то с одной компанией, то с другой!

Сергей поцеловал расстроенную девушку в лоб и, пробормотав, что скоро вернётся и выпьет совсем чуть-чуть, исчез.

Вика понимала, что не может бросить Сергея, что любовь пустила в ней глубокие корни

Вика никак не могла понять, что происходит. Она всячески пыталась войти в его положение. Понимала, что он соскучился по друзьям, по свободе, по возможности отдохнуть и выпить, но происходящее было ни на что непохоже.

Сережа пил. Пил помногу и часто. В какой-то момент Вике казалось, что она больше ему не нужна. Её недовольство сопровождалось скандалами, но ничего не меняло. Вместе с матерью Серёжи Вике приходилось вытаскивать Сергея из ночных баров в невменяемом состоянии.

Она пыталась с ним разговаривать, умоляла, плакала, злилась. Сергей каждый раз клялся, что завязал, что больше такое не повторится. Но это случалось снова и снова. Вика уходила от него, но он стоял перед дверью её квартиры, пока она не выходила к нему, сдаваясь на уговоры мамы, и выслушивала сбивчивые мольбы, что он изменится, и чтобы она не бросала его, что он любит и хочет жениться.

Вика и сама понимала, что не может бросить, что любовь пустила в ней глубокие корни, и от самой себя не уйдёшь. Вскоре Вика искала Сергея уже в вытрезвителях и вытаскивала даже из камеры, куда его сажали за дебоширство или разбитую витрину.

– Опять вы?

Молодой участковый жалостливо смотрел на девушку, которая в очередной раз сидела на стуле, дожидаясь, пока Сергея приведут.

Продолжение следует...